среда, 17 июня 2020 г.

Дейзи Джонсон «В самой глубине»

Эта книга англичанки Джонсон за прошедшие два года успела отхватить две премии – одну за лучший дебют (премия Эллиота – самая престижная для начинающих романистов), и – ни много ни мало – Букеровскую. Кто такая сама Дейзи и откуда взялась – загадка для русскоязычного пользователя интернета. Удалось только нарыть год её рождения и место – 1990, Великобритания. Ещё поисковик выдал полную тёзку романистки – героиню комиксов про супер-хакершу. Ну, если это рисованный персонаж наваял этот роман, тогда без претензий… 
Я уже говорила о том, что дебютные книги меня скоро начнут отпугивать. «В самой глубине» не только подтвердила эти опасения, но и навела на мысль, что букеровские премиальные в кармане – ещё не признак таланта, а, скорее, наоборот – денежная утешительная компенсация за его отсутствие. Лишить прямую речь в тексте полностью соответственных орфографических знаков и отпустить на волю поток сознания – ладно, мы это уже видели; напичкать сюжет отклонениями всех мастей, от сексуальных до психических – переживём, 21 век на дворе. Только всё это удобоваримо при наличии таланта, а не откровенной графомании под стильной обложкой. Да, обложка классная. На неё я и купилась, а заодно на аннотацию и отзывы под этой самой обложкой. «Причудливое переосмысление классического мифа об Эдипе в зыбком водном мире» - согласиться могу только с первым прилагательным, если перевести мои ощущения с ненормативной лексики на литературный язык.
Сюжет: некая Гретель когда-то, лет 16 назад, сбежала от неадекватной матери, с которой они вели жизнь кочующих бомжей на речном баркасе. Жили, как птицы небесные – чем-то питались, как-то мылись, на что-то существовали. Общались с себе подобными. Разговаривали между собой исключительно на новоязе, изобретённом не в меру креативной мамашей. Периодически опасались загадочного «Бонака» - полумифической твари, якобы обитавшей в реке. Происходили какие-то странные события, о которых Гретель пока предпочла забыть. Затем, каким-то образом, ни дня не бывав даже в начальной школе, не скопив и пенни на образование, взрослая Гретель оказывается дипломированным лексикографом, работает в офисе и готовит материалы для очередного словаря. Однажды на работе её осеняет желание разыскать свою родительницу. Она долго и упорно ищет пропавшую не очень пожилую даму где угодно (больницы, морги, лечебницы, приюты, богадельни), кроме очевидного баркаса, на котором, разумеется, и находит, в конце концов, искомое - вместе с проблемами на свою голову. Ибо мама в маразме, причем в самой агрессивной его форме: крушит и уничтожает всё вокруг, а в финале, слава тебе господи, и себя. Недолго дочка с ней мучилась, но видимо, всё-таки закрыла какой-то свой гештальт и успокоилась. В сюжет ещё вплетутся трансвеститы, шизофреники, дети-подкидыши, рыба-мутант, отцеубийство, инцест и гомосексуализм – всё как мы любим и что так по сердцу букеровскому жюри. 
Кто бы объяснил мне – в чем, собственно, смысл и посыл этой ахинеи? До постмодернистской литературы этой поделке как до луны, даже на доморощенную психологию это не тянет и на дамский семейный роман из серии «сложные отношения матери-дочери» тоже. Выводы из романа никакие не выводятся, хоть тресни, мораль не прорисовывается. Новизны в самой подаче текста, повторюсь, нет. На такие книги есть подходящая универсальная рецензия из Гоголя: «Эта книжечка вышла, стало быть, где-нибудь сидит же на белом свете и читатель её». Да, будем надеяться. Кому-нибудь наверняка понравится – понравилось же букеровскому комитету. 
Книга поступит в фонды ЦБС в текущем году 

Комментариев нет:

Отправка комментария