среда, 27 мая 2015 г.

Донна Тартт «Щегол»

Донна Тартт знаменита своей писательской неторопливостью (за 30 лет творческого стажа – 3 романа), однако эта неспешность оправдывается, во-первых, объёмом (все три книги переваливают за 700 страниц), а во-вторых, качеством языка и стиля. Последнее принесло свои плоды – за «Щегла» в прошлом году ДТ получила престижнейшую Пулитцеровскую премию. Мне очень понравился её первый роман, «Тайная история», очень хотелось дождаться следующей книги. Увы, если первые три части «Щегла» привели в восторг, то вот последние две меня разочаровали.
…Из-за странных и трагических обстоятельств – теракта в нью-йоркском музее – 14-летний подросток Тео становится случайным владельцем шедевра мирового уровня – небольшой картины «Щегол» нидерландского художника 17 века Фабрициуса. И, подобно изображённой на картине птичке, привязанной цепочкой за лапку, юный Тео попадает в западню на долгие годы – когда понятно, что «Щегла» надо бы вернуть государству, но непонятно – как. Один вопрос – зачем взял вообще, а если взял, отчего не отдал сразу, приводит юного героя в ступор. Но ещё ужасней оказалось хранить и тайну, и картину. Несовершеннолетний осиротевший подросток болтается по приёмным семьям вместе со своим драгоценным грузом и боится всего – и полиции, и воров, и слишком любопытных приятелей, и сумасшедших родственников, и стихийных бедствий и просто неблагоприятных условий (сырости, сухости, света) – короче всего, что навсегда унесёт шедевр в небытие, а ему принесёт славу Герострата.
Отсутствие родителей и присутствие, мягко говоря, мутных друзей, позволяет Тео в свободное от рефлексий время успешно падать на социальное дно. Ко всем мыслимым и немыслимым порокам наивного американца приучает наш соотечественник-эмигрант, полу-русский, полу-украинец по имени Борис. У 15-летнего Бориса полный набор западных представлений о славянской ментальности: тут тебе и душа нараспашку, и вороватость, и хитроватость, и нагловатость и дикий папаша с ремнём наперевес. И многодневные буйные загулы с такими дозами алкоголя, которые способны убить на месте портового докера, не то что сопляка-тинейджера. Разговаривает Борис, естественно, матом, читает, естественно, Достоевского. Всё было бы хорошо в романе, даже с таким клюквенным русским дружком, остановись ДТ на, примерно, странице 400-ой. Потому что ни подробности, ни неторопливое развитие сюжета не расхолаживают читателя - всё благодаря стилю, языку и качественному переводу. 
Длится это читательское счастье ровно до той поры, пока герой не повзрослел. Повзрослел по паспорту и по сюжету, а по мироощущению и по тому, как описан – нет. ДТ как подменили: подростковая неприкаянность, одиночество получились у автора более чем достоверно, а вот образ взрослого Тео – явно неудача. Подросток был живой, а вот взрослый стал каким-то картонным. Хотя тут уж сюжет понёсся и одним русским не обошёлся – здесь уже мафиозные разборки с полным рашн-антуражем: и «роллексы» в брюликах, и золото на всех частях тела, и наколки, и реальные пацаны на «лексусах».
Ближе к финалу Тартт словно опомнилась – всё диккенсовское построение романа (объём, подробности, герой-сирота в городской клоаке) требовало какой-то морали и выводов, а они как-то не вырисовывались по сюжету. Конец мне вообще показался притянутым за уши. Место эпилога заняли несколько десятков страниц авторских рассуждений и объяснений по поводу написанного, которые были бы излишни, если бы вечно юный и вечно неприкаянный Тео хоть как-то развивался или менялся на протяжении романа. 
Не знаю, кому роман можно рекомендовать – учитывая, что главный герой с юных лет и с первой и до последней 828-ой страницы пьёт, нюхает и колет, всё, что не приколочено – это явно не подростковое чтение. Людей постарше наверняка будут веселить/раздражать матрёшечные русские. И ещё: Донна, открою вам великую тайну - если квасить с 15 лет как не в себя, годам к двадцати пяти неизбежно настигнет цирроз печени, отёчность/синюшность физиономии и белая горячка – трудно при подобном образе жизни сохранить интересную бледность вкупе с неувядающей красотой. А также: русские гопники не то что Достоевского, а вообще ничего не читают, кроме повесток в суд, а что касается русской мафии, то пусть о ней пишут мои соотечественники, постоянные авторы книжных серий типа «Вне закона» или «Обожженные зоной», у них это лучше получается – по крайней мере, органичней…
Книгу можно взять в центральной городской библиотеке, городской детско-юношеской библиотеке, библиотеке им. Л. А. Гладиной

Комментариев нет:

Отправить комментарий