пятница, 16 января 2015 г.

Святочная готика

Идет вторая неделя святок - «страшные вечера», время нечистой силы, гаданий и страшных историй.
Страшный святочный (или крещенский) рассказ – давняя традиция русской литературы. Он разительно отличается как от своего западного собрата - рассказа рождественского, так и от простого святочного рассказа, в котором непременно должна присутствовать мораль и счастливый конец. Крещенский же рассказ должен быть страшен, страницы его непременно кишат многообразной нечистью, и нередки случаи, когда это черное войско одерживает победу. Страшные святочные рассказы были первыми «ростками» готической литературы в России. 
Жанр святочных рассказов был очень популярен в России 19 века. В нем «отметились» почти все авторы. Представим лучшие образцы.

Антоний Погорельский «Лафертовская маковница»
Под псевдонимом «Антоний Погорельский» творил Алексей Перовский, дядя писателя Алексея Толстого. Именно для него он сочинил сказку «Черная курица», которая стала первым произведением детской литературы в России. «Лафертовская маковница» аккумулировала все особенности жанра: нечистую силу, чудеса и торжество добродетели. Именно она стала одним из первых образцов рождественского чтения в России. Не будем вдаваться в детали, поясним лишь: «Лафертовская» означает «Лефортовская», а «маковница» - это торговка маковыми лепешками. И она, конечно, ужасная ведьма с черным котом. Не проходите мимо, как говорится.


Алексей Толстой «Упырь»
Племянника Перовского, Алексея Константиновича, тоже можно смело рекомендовать к прочтению. Подобно тому, как «Лафертовская маковница» стала первым русским мистическим триллером, повесть Алексея Константиновича «Упырь» ввела в русскую литературу образ вампира. Хотя славы Брэма Стокера Толстой не достиг, зато был дважды экранизирован – в Польше и у нас. И сегодня это прекрасное новогоднее чтение с хэппи-эндом. К слову: у Толстого есть еще одна история про вампиров - «Семья вурдалака», и это, вероятно, вообще самая страшная история в русской литературе 19 века. Автору удалось на протяжении всего повествования сохранить густую давящую атмосферу тайны и страха.


Александр Бестужев-Марлинский «Страшное гадание»
В нише святочных рассказов «Страшное гадание» уверенно удерживает первенство. В рассказе присутствует весь «суповой набор»: и мороз, и вьюга, и разгул инфернальных сил, и роковая страсть, и смертоубийство. Рассказ хорош своей атмосферой. Автор умело нагнетает напряжение, чтобы в итоге оно как волной захлестнуло читателя и - схлынуло... Не зря Бестужева называли «Пушкиным в прозе». Его богатейший метафорический язык нисколько не тормозит динамику рассказа. И читается на одном дыхании, и страшно.


Николай Гоголь «Ночь перед Рождеством»
Здесь и писать ничего не надо. «Ночь перед Рождеством», как и все «Вечера на хуторе близ Диканьки» - общепризнанная вершина рождественского жанра в русской литературе.






Григорий Данилевский «Святочные вечера»
Вышедшие в 1879 году «Святочные вечера» гения массового чтива Данилевского содержат уже значительные признаки иронического отношения к жанру. Во многих случаях «таинственному» находится разумное объяснение: например, убийцей священника оказывается вовсе не упырь, как думает вся деревня, а дьякон, который «подставляет» лежащего в церкви покойника, измазав ему рот кровью («Мертвец-убийца») и т.д. Особняком в цикле стоит рассказ «Жизнь через сто лет» - один из первых и ярчайших образцов футуристической фантастики в России. Главный герой, молодой человек Порошин, проглотив волшебную пилюлю, из Парижа 1868 года переносится в Париж 1968-го. И обнаруживает, что Францией теперь правят китайцы и Ротшильды, Европа платит могущественному Китаю-завоевателю огромный налог, мужчины носят халаты, а женщины - только ювелирные украшения – и больше ничего (вечная мужская мечта). Оперу и другие спектакли люди слушают по телефону, сидя в ресторанах. Единственное, что довольно точно угадал фантазер Данилевский, так это то, что города имеют центральное отопление, освещение и водопровод.


Антон Чехов
«Непременно весело» и неожиданно – это к Чехову. Он непревзойденный мастер пародий на «страшную» святочную историю. «Страшная ночь», «Страшное гадание», «Ночь на кладбище». Страшно? А как же! Завывает ветер, идет спиритический сеанс в ночь под Рождество 1883 года, и дух Спинозы вещает: «Жизнь твоя близится к закату… Кайся… Сегодня ночью...». И кто бы не испугался, если придя домой, обнаруживаешь посреди комнаты гроб с золотым галунным крестом. Страхи и страсти нагнетаются под скрип ставен и таинственные шорохи. И чем дальше, тем … смешнее.


Сборники святочных рассказов
Составители сборников стремились представить широкий набор святочных мотивов, и поэтому в них вы обязательно найдете святочную историю на свой вкус. 







А в заключение предлагаем вспомнить «Библиотечные страшилки» Лореты Папрецките. В библиотеках тоже бывает страшно…

Комментариев нет:

Отправить комментарий