среда, 13 августа 2014 г.

Эдуард Кочергин «Ангелова кукла»

Вот открываешь книгу, первая строка, вторая… и ты понимаешь, вот он! твой автор… вот она! твоя долгожданная книжка!
Обязательно познакомьтесь с ним, Эдуардом Степановичем Кочергиным. Он - советский и российский театральный художник, писатель. Народный художник РСФСР (1987). Академик АХ СССР (1991). Лауреат двух Государственных премий СССР (1978, 1984). Главный художник БДТ им. Г. А. Товстоногова (с 1971 года). Как говорится, если человек талантлив, то талантлив во всём. После прочтения таких книг, мне, как правило, хочется знать об авторе всё. Интернет нам в помощь! И вот первое, что я нахожу об этом уже ставшим любимом писателе.

"...Думаю, немного найдется людей, которые заслужили право быть упомянутыми в трех различных специальных энциклопедиях. Если раньше Эдуард Кочергин (фигурально выражаясь) присутствовал и в Театральной, и в Художественной энциклопедиях, то теперь, после выхода “Ангеловой куклы”, он занял свое законное место и в будущей Литературной. Причем войдя туда не с “черного хода”, не как автор мемуаров или статей на различные профессиональные темы - а как полноправный член пестрого сообщества беллетристов..." (Алексей Балакин «Эдуард Кочергин «Ангелова кукла»).
"Не всякий даже театральный человек знает, что легендарный сценограф, главный художник БДТ Эдуард Кочергин был затырщиком (кто не знает - приемщиком краденого). Что первым его художественным промыслом были наколки великого вождя на плечах и груди воров в законе, а наколкам научил его в детприемнике помхоз Томас Карлович Японамать, продавший в японском плену свое белое тело традиционной татуировальной школе..." (Марина Дмитревская «Ведомости» от 4 августа 2003 года).
Как же он хорошо, вкусно, уютно, человечно пишет свои житейские истории, с какими типажами и характерами знакомит... Обязательно прочитайте про Анюту Непорочную, которая любила вора в законе Васильича, с «выразительной кликухой Мечта Прокурора», которому маленького мальчонку (автора книги) порекомендовали в качестве «пацана–затырщика», т.е. помощника, принимающего краденое. Да, была такая история у автора, когда голод не тётка и приходилось таким образом себя кормить в послевоенное время.  Обязательно прочитайте  про несчастную судьбу Дашки Ботанической, которая среди петроградских товарок была особой романтической, «любительницей танцев и прочих музыкантских затей», а после её гибели «подруги по ремеслу» не оставили ее красавицу дочь Гюлю нищенствовать, а устроили в знаменитое балетное училище на улице Зодчего Росси. И потом приходили блистать своими нарядами  в театр во главе с Екатериной Душистой (самой–самой!) и наводили среди публики шороху. Прочитайте самую грустную, душу раздирающую историю про Пашку Ничейную со Зверинской улицы, что на Петроградской стороне, которую полюбил (по–настоящему!) молодой мичман из Кёнигсберга. И «подарил куклу необычайную, говорящую, отчего малолетняя Пашка заикаться начала», а потом, так и не дождавшись своего матросика, борясь с товарками за куклу любимую, совсем с ума сошла и сгинула. Не оторваться от истории про Капитана, слепого и покалеченного войной художника, у которого кроме пса – поводыря не было никого, или про фотографа, «светописца», который вернулся с войны орденоносцем и одноногим, но он был свой среди своих и улыбались ему все, большие и малые, длинные и короткие, пока двое в штатском, показав свои корочки не забрали его по доносу соседки - «стукачки», о том, что Иван Костыль занимается религиозной пропагандой и спекуляцией у себя дома, то бишь печатает и подкрашивает пасхальными красителями венцы и поминальные иконки для усопших. Ну а уж о путешествиях и хождениях по Русскому северу – только читать и вчитываться… С какими людьми познакомил нас автор! Отдельное спасибо Эдуарду Степановичу за увлекательное путешествие по Санкт–Петербургу и знание истории еще того, «непеределанного» рекламой и тыщей магазинчиков старого Петербурга, его старых дворов и улиц и удивительных, униженных и оскорбленных людей, но с характером и судьбой, о которых читаешь в его книге, которую он называет «память моих глаз». Спасибо Вам, Эдуард Степанович! 
P.S. редакторов блога
Книга производит действительно неизгладимое впечатление. Такое ощущение, что послевоенный Ленинград так и застрял в состоянии непарадного Петербурга 19 века со всеми своими трущобами и персонажами Достоевского: малолетними проститутками, ворами, каторжниками, пьяницами-горемыками и калеками всех мастей, когда каждая судьба – трагедия и когда жалко всех, от городского сумасшедшего до последнего шелудивого пса из подворотни. Написано ТАК, что действительно переворачивает душу – я, например, после «Ангеловой куклы» мимо Александровского сада (где, оказывается, после войны торговали собой 7-12-летние дети) долго спокойно проходить не могла – и рецензии писать на такую литературу очень сложно. Тем не менее, в книгу Кочергина просто затягивает, как в водоворот, и оторваться/вырваться невозможно. Состоящая из, в общем-то, отдельных рассказов, она читается как единое произведение – ещё один талантливый роман о Городе-призраке Петербурге.
Книгу можно взять в библиотеке им. Гладиной

Комментариев нет:

Отправить комментарий