пятница, 11 сентября 2015 г.

Лидия Чуковская «Памяти детства: Мой отец – Корней Чуковский»

…Ёще совсем юной девушкой Лидия Чуковская была заключена в тюрьму и затем отправлена в Саратовскую ссылку. Однако ее в те годы политика не занимала, больше всего на свете она любила стихи. Главное в жизни – художественная литература. Пожалуй, эта черта характера и уверенности от отца. Это и определило ее путь писателя. Любовь к отцу в каждой строчке, прекрасная память, которая помогает автору написать такое воспоминание. 
Чуковский, любящий детей и не равнодушный к детской литературе, мог искренне удивиться, для чего устраивается Пленум по детской литературе, отказывался выступать, а если и выступит, то обратится к юным поэтам с единственным вопросом: отчего вы так бездарны? Он никогда не считал себя талантливым, как писатель был о себе невысокого мнения, но человеком был грамотным и очень работящим.
Он родился в 1882 году в Петербурге, у Пяти Углов, был крещен Николаем. Затем в метрике следовало имя его матери — «украинской девицы» Екатерины Осиповны Корнейчуковой и - страшное слово: незаконнорожденный. 
Однажды, как вспоминает дочь Лидия, уже будучи известным литератором, живя в финском местечке Куоккала, Чуковский неожиданно привез в дом отца. Было обещано, что тот погостит несколько дней, но сам же неожиданно и быстро выгнал его. О чем они перед этим беседовали, закрывшись наверху в кабинете, — неизвестно. «Почему никто не обедает?» — как ни в чем не бывало спросил Корней Иванович, закрыв за отцом калитку. Больше об этом человеке в доме никогда не говорили. Можно предположить только, что возможные объяснения сын не принял, не простил, что был навсегда оскорблен за мать. Но его мама всю жизнь любила отца своих незаконнорожденных детей — в одесском доме Корнейчуковых всегда висел портрет бородатого мужчины. 
Его страстью, религией, смыслом жизни с детства стала литература. Вертлявый мальчишка, еще не исключенный из одесской гимназии по указу о «кухаркиных детях», он убегал в парк с книжкой Овидия и читал себе вслух «Науку любви», упиваясь словами, складывающимися в волшебную мелодию. Позже, выучив по растрепанному самоучителю английский, он также будет убегать к морю на волнорез, читая под шум прибоя открытого им для себя поэта Уолта Уитмена. 
Он успел разувериться во многом, кроме, пожалуй, словесности и детей. В посвящении на его «Крокодиле» стояло: «Своим глубокоуважаемым детям...» В детей он верил. Ради них не покладая рук он строил, как безумный, поселковую библиотеку. 
После прочтения этой книги быстрее хочется прочитать дневники К. И. Чуковского, где он рассказал о Мурочке, дочке Марии, которая была для него самым чистым человеком в этой долгой жизни. Но младшая дочь Мария, обожаемая Мурочка, ради которой ему хотелось быть выше и лучше самого себя, умерла в 1931 году в возрасте одиннадцати лет от тяжелой болезни... 
P.S. Редакторов блога
Оба тома дневников Чуковского можно взять в центральной городской библиотеке, первый том – в городской детско-юношеской библиотеке и библиотеке №2.
Книгу можно взять в городской детско-юношеской библиотеке, библиотеке им. Л. А. Гладиной

Комментариев нет:

Отправить комментарий