пятница, 25 сентября 2015 г.

Йорн Якоб Ровер «Veruschka. Моя жизнь»

Верушка, в миру – Вера фон Лендорф, фигура в мире моды одиозная. Настолько, что из этой довольно узкой сферы давно шагнула в более широкую – а именно в сферу культуры вообще. Лицо обложек 60-х, подруга культовых режиссёров, фотографов и художников, мелькающая (хоть строчкой, хоть абзацем) практически во всех текстах всех западных мемуаристов, имевших отношение к искусству. Верушка выбилась из гламурных рядов топ-моделей всем: происхождением, графским титулом, почти двухметровым ростом (редкость для подиумов тех лет), а главное – разноплановой одарённостью. Она и режиссёр, и дизайнер, и художник, обладающий к тому же талантом выдумывать и воплощать небывалые для своего времени креативные проекты.
Чего стоят хотя бы серии фотографий, где лицо и фигура Верушки превращается/растворяется на фоне стен, растений, мостовых. Этот фотосюр и в наше время продвинутых технологий завораживает и поражает; а как можно было добиться такого эффекта тогда, до эпохи цифровых фотографий, компьютерной графики и фотошопа? На протяжении всей жизни Вера рисовала, снимала, фотографировала, писала дневники. Подумать только: рассуждала, оценивала, мыслила – кто-нибудь в состоянии сегодня из медийных личностей снять что-нибудь, кроме сэлфи и написать что-то умней комментариев в соцсетях? Вера обладает редким для женщины качеством: абсолютной свободой и самодостаточностью – ни разу за всю жизнь не поддалась соблазну чего-нибудь да подправить в своей внешности, и сейчас, седая и морщинистая, всё равно выглядит потрясающе и вызывает не сожаление об ушедшей молодости, а безграничное уважение. Никаких рефлексий на тему «как молоды мы были», никаких рыданий над фотографиями ослепительной себя многолетней давности - она не доживает, а живёт сегодняшним днём и до сих пор что-то создаёт и выдумывает. Наверное, так и надо стареть…
Вероятно, всё дело в генах – чего только не было в семейной истории Лендорфов – и богатство, и власть и падение (отец Верушки был казнён за участие в покушении на Гитлера) и скитания и разлука и снова встреча большого семейства. После войны, потеряв оказавшиеся на восточной территории Германии поместья, а с ними – и средства к существованию вообще, все «графья» - первый раз со времён Крестовых походов - пошли работать. Никакого нытья, гордыни и прочего - и заработали-таки на хлеб с маслом. Такое начало, видимо, и выковало арийский нордический характер будущей иконы моды. Эта часть воспоминаний, где Вера рассказывает про детские годы, самая, на мой взгляд, пронзительная во всей книге. 
Остаётся только жалеть, что сама ВЛ не села за свои мемуары ( а могла бы – судя по обильно цитирующимся в книге письмам и дневникам, писать она умеет) – «Veruschka. Моя жизнь» представляет собой интервью, растянутое на 300 страниц неким Якобом Ровером (его фамилия и стоит на обложке). Что-то не очень я люблю такую вот подачу. Интервью, как мне кажется, место в газете или журнале, а не под твёрдой обложкой. Поэтому документальный фильм «Верушка: жизнь перед камерой» (прошёл пару лет назад по 1 каналу; можно найти в интернете) мне показался более глубоким, чем книга…

Комментариев нет:

Отправить комментарий