понедельник, 11 декабря 2017 г.

Шамиль Идиатуллин «Город Брежнев»

Шамиль Идиатуллин родился в 1971 году в Ульяновске. Жил в Набережных Челнах, Казани, сейчас живёт в Москве. Профессионально работает в журналистике с 1988 года, с ноября 2003 г. работает в московском офисе ИД «Коммерсант». 
В 2005 году вышел дебютный роман в жанре боевика «Татарский удар». Книга получила противоречивые отзывы, но в целом доброжелательно была принята читателями. До 2010 года автор отметился несколькими журнальными публикациями. Затем вышел роман «СССР», номинировавшийся на «Национальный бестселлер» и «Большую книгу-2010» В 2012 году вышел мистический триллер «Убы́р» под псевдонимом «Наиль Измайлов», который в том же году получил Международную детскую литературную премию имени Владислава Крапивина. В 2013 году вышло продолжение «Убырлы» (журнальный вариант «Убыр. Никто не умрёт»).
Книга «Город Брежнев» вошла в лонг-лист «Большой Книги-2017».
Главного героя зовут Артур, он живет в Набережных Челнах (в то время город носил имя Брежнев). В городе совсем недавно построен завод, который обеспечит страну грузовыми автомобилями мирового уровня. Артуру четырнадцать. Отец - главный инженер одного из камазовских заводов. 
Артур Вафин - единственный ребенок в семье. Он любит родителей, осваивает карате по тетрадке с рисунками и отличается удивительной даже для советского школьника наивностью. Жизнь его расписана по календарю: летом — лагерь с дискотекой и «Зарницей», зимой — с горки на ледянке, круглый год — школа с занудными учителями и пацанские драки, которые нет-нет да рискуют закончиться кровавой трагедией.
Отец героя, Вазых (Вадик для жены) - горит на работе и живет работой. Он не хапуга, не рвач, не коррупционер. Это было время напуганных андроповским закручиванием гаек и трудовой дисциплины несунов. 
Действие происходит в конце 70-х - начале 80-х годов. Идет война в Афганистане, о которой не принято говорить. На улице — война пацанов, которую не хотят замечать обычные взрослые, зато умеют использовать в своих интересах милиция и бандиты. Да, узнаются события того времени: прогремевшие на всю, тогда еще большую страну СССР, тех страшных подростковых драк. Говорят, что потом уже эти выросшие дети войдут в тольяттинские криминальные войны девяностых. В воздухе «Города Брежнева» сгущаются будущие девяностые, когда Набережные Челны испытают всю тяжесть постсоветской судьбы промышленных моногородов.
Мир книги - совершенно особая социодемографическая ниша - в один котел свалились деревенские (что искали лучшей доли в городе); перекати-поле из числа городских; те, кто подался за тридевять земель, соблазненный обещанными денежными надбавками; молодежь по распределению (как учительница Марина Михайловна и специалисты, как отец Артура) и воспитанные на идеалах – по комсомольским путевкам. Такая вот солянка сборная с неминуемой борьбой за власть. 
Но мир устоял. Мир - саморегулирующаяся система с куда большим запасом прочности, чем может показаться. Чего не скажешь об отдельном человеке. 
Мы, поколение, выросшее на книгах Крапивина, Рыбакова, Железникова (впрочем, как и герои романа), начинаем задумываться, куда же приведет повествование: можно взлететь вверх, а можно и разбиться.
Кто-то из критиков вспомнил В. Высоцкого: «Коридоры кончаются стенкою, а туннели выводят на свет».
Каждый пишет, что он слышит. Я, к сожалению или к счастью, не восторгаюсь, как некоторые современники этой книгой. Мы почти ровесники с героем и автором, но, может, расхождение в оценке приоритетов того времени обусловлено тем, что мое детство прошло с другим менталитетом. Мы сталкивались с другими проблемами и решали их несколько иными способами. Я говорю не о мире взрослых, а о тогдашних своих ровесниках. Наши мальчики тоже дрались. Возможно, оттого, что я выросла в городе не таких масштабов. Возможно, оттого, что моё детство прошло на Севере (тоже людей «намешано», все приезжие, но приоритеты здесь всегда были другими), а в книге действие происходит в Татарстане («Восток-дело тонкое»). Но мне сегодня мое детство кажется лучше, интереснее и светлее, чем у Идиатуллина.
Мне кажется, что автор замахнулся на многое, но застрял в мелочах. С жанровой точки зрения Идиатуллин конструирует модель ностальгическую: школьная повесть (Шамиль готов посвящать перепалке учеников с классной и директрисой десятки страниц, а летнему лагерю с зубной пастой на лицах — добрую сотню). Немножко войны и немножко «любови». Здесь же пытается развернуть производственный роман, где литейщики долго обсуждают особенности печей и проблемы с поставками сырья. Между этими пластами едва уловимо мелькает потенциал шпионских приключений.
Нашему поколению (50-60-летних) книгу прочитать стоит, просто хотелось бы послушать мнение, определенную ностальгию пробуждает. Но, как уже сказала, я выросла в советской провинции, и мой город детства (Апатиты) и город юности (Петрозаводск) несколько другие. Будет ли читать книгу сегодняшняя молодежь? Честно скажу – не знаю, выдержат ли они затянутые описания.
Книгу можно взять в центральной городской библиотеке

Комментариев нет:

Отправить комментарий