пятница, 17 апреля 2015 г.

Владимир Шаров «Возвращение в Египет»

Шаров за свой роман «Возвращение в Египет» получил в прошлом году премию «Русский Букер - 2014», а кроме этого - «Студенческий Букер», 3-ю премию в «Большой Книге» и вошёл в шорт-лист «Национального бестселлера». То, что это произведение, такое необычное, весьма смелое по замаху и масштабу премии – и не одной – достойно, вне сомнений. Ко всему прочему роман расхвалили потенциальные конкуренты – то есть такие же, увенчанные лаврами, писатели. Но того, кто, поддавшись на эти восторги, замахнётся на чтение ВвЕ, в предвкушении отдыха и читательского удовольствия, хочется немного отрезвить. Это отнюдь не бестселлер – если понимать это определение как нечто популярное и доступное. Ибо, чтобы просто прочесть роман, не уснув и не осатанев от подробностей, намёков, цитат и ссылок, надо обладать, как минимум, некоторой интеллектуальной базой.
Во-первых, помнить гоголевские «Мёртвые души» чуть ли не наизусть – и не хрестоматий первый, а уцелевший второй том (кто-нибудь вспомнит с лёту персонажа по фамилии Хлобуев?). Во-вторых, надо внятно себе представлять биографию самого Гоголя, особенно поры погружения в религиозные искания – «Избранных мест из переписки с друзьями»; в-третьих, знать «Ветхий завет», а именно «Книгу Исхода», которая не только дала название шаровскому роману, но и красной нитью проходит через всё повествование; в-четвёртых, ориентироваться в истории русского церковного раскола. Вот теперь можно приступать к чтению.
Все книгоиздательские рецензии пытаются заманить читателя интригующей фабулой: мол, сюжет романа в том, что потомки и наследники Гоголя пытаются дописать «Мёртвые души», т.к. свято уверены, что, будучи доведённым до конца, этот роман повернёт ход русской истории. Интрига повествования разворачивается в редком для нашего века эпистолярном жанре. На протяжении сотен страниц переписываются дальние и близкие родственники и тема их писем поистине немалого масштаба: от банальных житейских подробностей семейной хроники длинной в пару предложений до многостраничных религиозно-философских измышлений на тему «истинной церкви», «русского пути» и т.д. и т.п. Есть, хоть и конспектное, но подробнейшее изложение дальнейших приключений Чичикова. «Мёртвые души» растягиваются на три части: «Ад» - само классическое произведение, «Чистилище» - его остатки мы видим во втором томе и «Рай» - задуманный, но так и не воплощённый Гоголем. Соответственно, и сам Павел Иванович проходит все три стадии – от полу-беса-мошенника до… - не буду, испытайте оторопь самостоятельно.
Действующих лиц – бездна, уже на пятой странице запутываешься, кто кому пишет, хоть Шаров в начале романа заботливо перечислил имена каждого из респондентов и степень их родства друг другу. Выход есть – махнув рукой на эти ссылки, читать всё подряд, как единый текст, не заморачиваясь хотя бы на этом, потому как заморачиваться придётся и без того на каждой странице.
…Пройдя через горнило революции, гражданской войны, сталинских репрессий, потомки самого загадочного российского гения так и не дописали «Мёртвые души». Проблуждав, словно ветхозаветные евреи по пустыне, по жизни и стране сорок лет, с 20-х по 60-е гг., вернулись обратно в свой «Египет», т.е. рабство «к тишине, спокойствию привычной жизни», потому что «ничего другого тебе и не надо – это и есть рай», он же искомая Земля Обетованная… Это одно из возможных толкований романа Шарова. Хотя, как любое неоднозначное произведение, ВвЕ можно истолковать в любую сторону, насколько позволяет эрудиция и фантазия.
Не знаю, кому можно рекомендовать этот роман. Безусловно, читателям продвинутым, возможно, преподавателям литературы и людям, завёрнутым на поиске смысла жизни. В любом случае, это не массовое чтение для отдыха.
Роман опубликован в журнале «Знамя» №№7,8 за 2013 г., который можно взять в центральной городской библиотеке

Комментариев нет:

Отправить комментарий